Живопись. Собрания музеев, национальных галерей Живопись


Прерафаэлиты. К тому времени, как Моне увлекся работами Тернера, слава этого художника на его родине, в Англии, стала понемногу затухать. В 1848 году поэт и художник Данте Габриэль Россети (1823—1882) помог основать общество художников, именовавших себя «Братство прерафаэлитов». Общество ставило себе цель бороться с фривольностью тогдашнего искусства, противопоставляя ей «чистое воспроизведение... природы» и «свежие идеи для воплощения». Как явствует из названия Братства, члены его черпали вдохновение в работах «примитивистов» XV века. В этом они примыкали к сторонникам возрождения готики, которое уже давно являлось одним из важных аспектов романтизма. Однако от романтиков прерафаэлитов отличает стремление лечить с помощью своего искусства язвы современной цивилизации. Правда, самого Россети социальные проблемы не интересовали, он считал себя реформатором эстетического восприятия. Его ранний шедевр «Ессе Ancilla Domini» (илл. 377) несмотря на изобилие натуралистических деталей, насыщен хорошо продуманными архаизмами: бледные тона, ограниченный цветовой диапазон, неуклюже выстроенная перспектива, увлечение вертикалями, не говоря уже о латинском названии. И в то же время от картины веет потаенным эротизмом, что отличало все работы Россети и отразилось в творчестве остальных прерафаэлитов. Литература и искусство Древней Руси (9- 14 вв.) Особенности развития древнерусской литературы. Периодизация.

Уильям Моррис (1834—1896) начинал, как художник-прерафаэлит, но очень скоро его заинтересовало «искусство, пригодное для употребления»: архитектура жилых зданий, внутреннее убранство жилища, предметы обстановки — мебель, занавеси, обои.

377. Данте Габриэль Россети. «Ессе Ancilla Domini» («Благовещенье»). 1849—50 г. Холст, масло. 72,4 х 41,9 см. Галерея Тейт. Лондон

Ему хотелось возродить ручные ремесла доиндустриальной эпохи, чтобы заменить ткани и другие изделия машинной выделки, вернуть «искусство, созданное людьми для людей, искусство, являющееся счастьем и для его создателей, и для потребителей». Моррис возглавлял и поддерживал множество всевозможных предприятий, был одаренным писателем и публицистом и потому стал для своего времени беспрекословным законодателем вкуса. Он не довольствовался реформированием одного только искусства, ему представлялось, что такое реформирование приведет к изменению современного общества в целом.


Вернуться на Главную